“Евгений Онегин. Портрет денди” – Обзор спектакля

onegin_chirashi
Evgeny Onegin ~The Portrait of a Dandy~ / Евгений Онегин. Портрет денди

(Япония, театр Такарадзука, труппа “Снег”, 2010)

Статья на ТакаВики

Евгений Онегин – Тодороки Юу (Том)
Татьяна Ларина – Маихане Мими
Владимир Ленский – Аяна Ото
Александр Пушкин – Одзуки Тоома
14-летний Онегин – Аянаги Шоу (или Соу)

К любой версии “Евгения Онегина” мы относимся достаточно придирчиво. Однако даже если за его постановку возьмутся россияне (я не говорю об опере, которая тоже во многом беднее, чем оригинал), вряд ли большинство зрителей останется довольным. Всё-таки 3/4 глубины и красоты этого произведения заключается во множестве мелких деталей и в самом его языке, что передать на сцене или экране без значительных потерь невозможно.

Но при этом спектакль Такаразуки мне показался достаточно близким по духу к пушкинскому замыслу и тексту – гораздо ближе, чем английская экранизация с Рейфом Файнсом (при том что я с уважением отношусь к этому странному для нас, но любовно сделанному фильму). Почему я говорю о замысле – спектакль заканчивается так, как Пушкин хотел, но не мог из-за тогдашней цензуры, оборвав сюжет “на полуслове”: в самом финале спектакля Онегин решает присоединиться к декабристам. Ни в английской экранизации, ни в опере этого нет. Так что я думаю, что создатели постановки не только прочли пушкинский текст, но и познакомились с комментариями к нему.

Однако при этом ради адаптации романа для сцены им пришлось уплотнить события. Так, дядя Онегина соизволяет умереть только во 2-м акте и довольно колоритно смотрится на коляске, укутанный пледом, а объяснение Онегина с Татьяной происходит в один вечер с его ссорой с Ленским. В то же время, в спектакле присутствуют новые для нас персонажи, порой собирательные: мать Онегина (играющая скорее роль вестницы), Нина Грушинская (любовница Онегина), Константин Раевский (декабрист, с явным намёком на В. Раевского). Новым персонажем можно считать и самого Пушкина, ведь хотя мы понимаем, что автор и Онегин – равнозначные по важности герои, но видеть их рядом на сцене или экране прежде нам не приходилось. Но самый яркий из “незнакомцев” – это 14-летний Онегин, живущий в памяти и душе героя.

Немного о ролях и исполнительницах.

Тодороки Юу – опытная, высокопрофессиональная актриса с несколько холодноватой манерой игры, из-за чего её чаще уважают, чем любят. Мне тоже порой не хватает в ней обаяния и теплоты, но в этой роли они ей бы только мешали. Конечно, она значительно старше своего героя – актриса 1967 г.р., а Онегину на момент дуэли 26, в финале 30. Но всё-таки 26 лет сейчас и в ту эпоху – это огромная разница (хоть Пушкин и называет своего героя “молодым повесой”). Онегин здесь – денди совершенно безукоризненный: холодный внешне, пресыщенный щёголь. Однако внутри его всё ещё скрывается очаровательный порывистый мальчик с лучезарными глазами, раскованный, непосредственный, жаждующий любить и принести пользу России. И к этому мальчику, к самому себе, благодаря вспыхнувшему чувству к Татьяне, он и возвращается.

Аянаги Шоу, по отзывам, понравилась многим. Это действительно открытие и изюминка спектакля.

Маихане Мими – очень милая и трогательная молодая актриса, взглянув на которую, сразу можно сказать: “Да, это Татьяна”. Прелестная, застенчивая, скромно одетая девушка с венчиком из кос и томиком Байрона в руках, расцветающая и превращающаяся во 2-м акте в Прекрасную Даму. У неё лучистые глаза и нежный голос. Мими дебютировала в 2007 г., но уже стала топ-звездой. В новой версии “Очей чёрных” она будет играть Машу Миронову.

Аяна Ото – сестра Аяки Нао, которой та может только гордиться. Несмотря на большой опыт, она пока так и не стала ни топ-звездой, ни “следующей”, но её персонажи всегда запоминаются своей естественностью, сложной гаммой чувств. Интересно, что многие из них либо погибают, либо кончают жизнь самоубийством: Рудольф, Марсель, Смердяков и теперь вот Ленский. Похоже, что её амплуа – ангстовые роли, хотя Парис в РиДж – персонаж совсем другого плана. Здесь её открытый, наивный, живущий только чувствами герой, пластичный, с на редкость выразительным лицом, не может не вызывать искреннего сопереживания.

Одзуки Тоома произвела на меня впечатление в роли Ван Хельсинга в “Хронике Серебряной Розы”. Правда, её Пушкин для нас непривычен, мы представляем поэта более лёгким, стремительным и, конечно, не с таким низким голосом. Тем не менее, её персонаж получился очень ярким. Он умён, неравнодушен, с болью переживает то, что происходит в России, это давний и близкий друг Онегина. Интересно, что в списке ролей он обозначен как “революционный философ” (“мостик” к декабристам).

Спектакль построен на приёме контраста: маленький и взрослый Онегин, Онегин – Ленский, сдержанность основной части спектакля и страстное aftershow. Оно, правда, на редкость короткое (всё-таки это постановка для Боу-Холла), но позволяет раскрыть пластику и темперамент актрис. Исполняется оно в тёмно-красных и чёрных одеждах под фортепианную музыку с цыганскими нотками. Музыка же самого спектакля достаточно запоминающаяся, больше всего мне понравилась повторяющаяся ария Онегина. В целом спектакль производит впечатление стильной, цельной постановки, хотя и не во всём привычен для нас.

Скриншоты видеозаписи спектакля:

Смотреть

Просмотров: 553

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Pin It on Pinterest