“Элизабет” – театр у микрофона

В мае в сообществе я упомянула, что созданный его участницами перевод “Элизабет” сподвиг меня на одну авантюру. И вот, наконец, за эти выходные я довела её до конца. То, что эта задумка – самая настоящая авантюра, я чувствовала с самого начала, т.к. что может быть безрассудней, чем записать в одиночку целый аудиоспектакль по мюзиклу, притом без единой пропетой строчки? Для других, наверно, в этом нет никакого смысла, но я просто не могла этого не сделать.

Очень давно мне не давало покоя отчаянное желание сыграть Лукени. Но, увы, дело даже не в том, что рядом со мной нет людей, с которыми я могла бы осуществить такую постановку, а в том, что спеть эту партию я бы не сумела при всём старании. А мне так хотелось его сыграть, я даже придумывала разные мизансцены, жесты… И вдруг, когда я прочитала этот перевод, он мне представился не просто основой для субтитров, а пьесой, самостоятельной пьесой. Может, из-за того, что я привыкла, что герои этого мюзикла поют только на иностранных языках, а тут они заговорили по-русски, и это было так странно… В те же дни я репетировала с нашими студентами к мероприятию художественное чтение, и вдруг меня осенило: я же тоже могу попробовать так почитать “Элизабет”, хотя бы кусочек, не получится, так не получится. К тому же это можно не просто прочитать вслух, но и записать, пусть у меня нет проф. микрофона, но есть же веб-камера, на которую тоже худо-бедно можно записать звук. В конце концов, существуют же аудиокниги, а в моём детстве был горячо мной любимый театр у микрофона и ещё записи на грампластинках, на которых актёры читали не только “по ролям”, но и часто целый рассказ (сказку) целиком. И тогда я смогу сыграть (пусть только голосом) не одного Лукени, а сразу всех!

Было очень страшно начать – из-за боязни не микрофона (мне приходилось записываться на радио), а всё испортить. И действительно, когда я прослушала несколько первых кусочков, то сказала себе: “Фуу!” Сначала мне очень мешали образы, созданные профессиональными актёрами на сцене, и когда я пыталась читать в том же духе, выходило это неестественно. А потом я поняла: не нужно никому подражать, но не нужно и “оригинальничать”. Есть я, и есть текст, его слова сами подскажут мне, что делать. И тогда всё пошло намного легче. Притом некоторые герои стали вести себя не так, как хотелось бы мне. Например, у меня своё представление о Тоде, он не кажется мне таким уж коварным и играющим людьми, но здесь он сам собой начал читаться как демон-искуситель, соблазнитель, этакий нечеловеческий вариант лорда Генри, что ли. Луиджи Лукени получился менее трагичным, чем мне бы хотелось, и одновременно уж очень изящным, больше тонко ироничным, чем циничным, это скорее, по ощущениям, француз, чем итальянец. Впрочем, подумала я, исторический Лукени ведь родился в Париже, хоть и рос потом в другом месте, и одно время был камердинером принца. А мюзикловый Лукени служил Смерти, выходит, ему “было у кого научиться”)) Но, по крайней мере, он у меня обошёлся без истерик, в моём представлении он никогда не позволил бы кому-то увидеть свою слабость, это такой стойкий оловянный солдатик, которому был отдан, наверно, слишком жестокий приказ, но приказы не обсуждаются. И это, наверно, самый верный и самый загадочный Ангел Смерти (пусть он таковым не считается, но фактически, в моих глазах, он даже больше, чем они, к тому же только ему Тод поясняет мотивы своих поступков).

Текст я записывала крошечными кусочками, не больше минуты – не только из-за примитивности моей программки звукозаписи, но больше из-за того, что такие отрывочки проще перечитать заново, а часто я перезаписывала их по 10-15 раз. Очень трудно давались массовые сцены, где надо было менять голос и интонацию от персонажа к персонажу (из-за этого возникали ненужные паузы, и только потом я сообразила, что уж из-за пауз не стоит так переживать – их можно просто вырезать при монтаже). Ещё очень сложно было подобрать каждому из персонажей своё голосовое “лицо”, у главных героев я просто следовала характеру, а вот представить себе каждого из эпизодических было труднее, и похоже, это не везде у меня получилось.

Труднее всего давались София (пришлось добавить ей манерности, чтобы сделать её узнаваемой) и Франц Иосиф (так и не поняла, вышло ли у меня из него что-нибудь путное). Легче всего было с Лукени, Элизабет и маленьким Рудольфом, тем более что их чувства были мне особенно близки и понятны. Этот был долгий, но такой увлекательный процесс. Но сил он забрал очень много (что же чувствуют актёры после настоящего спектакля, если я, оставаясь наедине только с микрофоном, оказалась выжатой в тряпочку?) Весь текст я записала за несколько дней майских праздников, но только сейчас, месяц спустя, нашла в себе силы смонтировать это всё и добавить музыку. Это, наверно, слишком дерзкий проект, так что у меня была даже мысль закрыть пост, но потом я подумала, что это может оказаться ещё кому-нибудь интересным. Ну, а если не окажется (или меня слишком сильно “побьют”), что ж – будет запись для внутреннего семейного пользования))

По крайней мере, делала всё это я очень искренне.

Это была “вода”, а теперь по существу.

1. Для аудиоспектакля использовался перевод либретто мюзикла “Элизабет”, выполненный в сообществе Takarazuka Kagekidan, однако, с небольшими коррективами. Лишними для такого формата оказались многие повторы текста, поэтому я их убрала. Очень сильно сокращён текст финала (то, что соответствует афтершоу в мюзикле). Ещё я убрала анахронизм – фразочку про Эдипов комплекс, а также излишне физические, плотские описания чувств Тода – у него, как мне кажется, тела и вовсе нет. Кое-где слова переставлены местами для более плавного ритма фраз, где-то местоимение “ты” заменено на “вы”. В паре мест я не удержалась и позволила добавить себе несколько слов, которые мне показались там уместными. Да, ещё заменила обращение к Тоду с “Ваше Превосходительство” на “Мой Повелитель”, чтобы меньше путать неподготовленных слушателей, если такие захотят послушать эту запись.

2. Имена исторических лиц я привела в соответствие с энциклопедиями (Дьюла, Элемер, заодно и “венгризировала” Стефана – у меня он Иштван).

3. Я не удержалась и прочитала по-венгерски не только “Да здравствует!”, но и имена тех, кому эту здравицу провозглашают (Эржебет, Ференц Йожеф). Я внимательно слушала венгерскую версию, но боюсь, что всё равно эти слова вышли у меня с сильным акцентом. Извините. Но прочесть полфразы на одном языке, а половину – на другом мне показалось ещё неудобней.

4. Вся музыка в этой записи взята из постановки 2005 г. с Аяки Нао. Но ко многим эпизодам добавлены не те мелодии, которые соответствовали им в спектакле (по разным причинам: где-то из-за того, что не удалось подобрать тот же кусок без вокала, где-то эпизод был прочитан с другим настроением, поэтому требовал другой музыки, где-то просто не хотелось излишнего напоминания о самом спектакле). Часть муз. сопровождения взята из афтершоу.

5. Замечания приветствуются, но я вряд ли смогу что-то исправить в ближайшее время – повторюсь, это отнимает очень много сил.

6. Спасибо девушкам-переводчицам за их большой труд!

1-я часть (48 мин): Элизабет аудиоспектакль ч.1.mp3

2-я часть (43 мин): Элизабет аудиоспектакль ч.2.mp3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest