«Драконёнок» — отрывок из повести (о замке Бран)

В связи с румынской темой решила выложить здесь неопубликованный отрывок из моей повести «Драконёнок». Нет его пока и на моём сайте — я не размещаю там недописанные главы.

Кроткий предночный час – когда горечь понемногу отступает, и надежда вновь скользит по лицу лёгкой кистью. Неспешно меркнут пламенные отсветы отходящего ко сну солнца. Остывают камни утомлённой старой дороги. Бесшумно, безлюдно. Нет нужды в дозорных теперь. Наступило новое время. Мирное время. Спокойное время.

Но верные стражи его земли не прерывают служения ни днём, ни ночью. Могучие, исполненные достоинства, они взирают на неё с высот всевидящими глазами-бойницами, глазами-окнами… Крепости Румынии! Замки Трансильвании! Поенари, Фэгераш, Рупя, Оратия, Северин, Рышнов… Иные из них уже обратились в руины, но тем стали лишь драгоценнее для его сердца. Впрочем, сейчас он направил свой путь в тот из них, который почти не утратил былого величия. Красавец из красавцев, гордец из гордецов, белоснежный, словно крыло ангела. Замок Бран.

Замок Дракулы, как изволил его окрестить тот докучливый репортёр…

Уже теряющий свои дневные краски, но ещё не превращённый в чёрный силуэт, с вершины холма он виден издалека и кажется огромней, чем есть на самом деле. Однако стоит приблизиться – и он исчезнет. Лишь лес окружит того, кто посмеет нарушить его владения… Но вот тропинка… Выше, выше, смелее! И вдруг отвесная стена восстанет пред изумлённым взором – стена, по которой, казалось бы, можно подняться на небо…

Прежде, в те времена, когда он был человеком, да и намного позже, на дерзкого разведчика иль неприятельский отряд хлынул бы водопад кипятка и горячей смолы. А, может, и нечистоты… Правда, живым караульным не опознать в нём лазутчика. Что им паук, взбегающий по донжону?.. То люди. Но каменный страж не поддаётся обману.

— Здравствуй, замок! – он шепчет почти беззвучно. – Ты помнишь меня?.. Ты принимал меня дважды: первый раз – гостем, второй же – пленником. Не очень приятная то была встреча, но я не держу на тебя обиды. Забудь о дурном и ты. И позволь мне войти.

Миг тишины. Затем раздаётся чуть слышный вздох, и одна из тяжёлых ставен приотворяется — лишь на полдюйма…

Однако ему довольно и этого.

***

 

Почти до самой зари он пытливо обследует комнаты и галереи, проскальзывает в тайный ход, спускается даже в колодец. Многое здесь ново для него, но ничто не противоречит общему чувству. Это место защиты, покоя и света. Не сцена для романа ужасов, но уютная обитель для мечтательного юноши. Или скорее для женщины.

Бран не был его замком. Да, одно, очень недолгое, время он принадлежал его деду, которого, как и любимого брата его, звали Мирчей[1]. Но издавна им владеют жители Брашова, все – и никто в отдельности… Что ж, они достойны уважения. Белокрылый защитник города предстал перед ним в целости… И всё же ему не хватает хозяйской руки, хозяйской любви. Дыхания, смеха и голоса. Он нуждается в том – или той – кто жил бы в нём, а не только оберегал бы от разрушений.

И этот он – или она – должен быть человеком. Ибо Бран – это здание дня, а не ночи.

Хотя… ничто не мешает ему остаться здесь после рассвета.

Восемь маленьких лапок спешат вниз и вниз, в подземелье. Там шустрое чёрное существо обнаруживает в углу потемневший от времени, но ещё крепкий сундук и соединяет его со стеной кружевной паутиной. Затем размещается в ней почти с тем же удобством, как и в гамаке.

Сладких снов тебе, путник!

[1] Мирча I Старый (рум. Mircea cel Bătrân; 1355 — 1418) — валашский воевода, а затем — господарь Валахии (1386—1395, 1396—1418).

Начало повести

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Pin It on Pinterest